Блог fistashkina

Регистрация

Календарь

<< Январь 2012  

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31

Теги

!!  (ц)  deep deep deep shit  forcing a smile  memory  rememba  а.  ага  блятьблятьблять  больше не буду тебе писать  ваниль  вера  владимир  волшебное  гореть  горы окурков  д.  дождь обломал все планы  дружба - это про нас  заброшки  зима обещает быть многообещающей  километры дней  крыши  лооол  ляляля  м.  май  моменты  мысли  мьюзик  на проблемы плюнь - наступил июль  нахуй  не ему  ненависть  нехорошее  ни слова не говори  новое  осень!  письма  пичаль  полночный бред  последний альбом  прошло  с.  снег  солнышко  страшно  схуяли?  тебе  фотографии  ыхыхы   

На странице

RSS - подписка

не потеряйся в том, чего просто нет

счетчик посещений спроси: http://www.formspring.me/minth

1|2|3|4|5|6|7|8|9|10

я теперь здесь

я теперь здесь http://fistashkina.mmm-tasty.ru/ мой здешний блог — хорошо написанная история, но время начать новую.

***

Знаю, каждый за женщину платит. Ничего, если пока тебя вместо шика парижских платьев одену в дым табака.

Теги: владимир

пронзает

осень опять надевается с рукавов, электризует волосы — ворот узок. мальчик мой, я надеюсь, что ты здоров и бережёшься слишком больших нагрузок. мир кладёт тебе в книги душистых слов, а в динамики — новых музык. город после лета стоит худым, зябким, как в семь утра после вечеринки. ничего не движется, даже дым; только птицы под небом плавают, как чаинки, и прохожий смеется паром, уже седым. у тебя были руки с затейливой картой вен, жаркий смех и короткий шрамик на подбородке. маяки смотрели на нас просительно, как сиротки, море брызгалось, будто масло на сковородке, пахло темными винами из таверн; так осу, убив, держат в пальцах — «ужаль. ужаль». так зареванными идут из кинотеатра. так вступает осень — всегда с оркестра, как фрэнк синатра. кто-то помнит нас вместе. ради такого кадра ничего, ничего, ничего не жаль

Теги: вера

i miss you

хочу посиделки в шоколаднице с вечной руганью на эту заезженную музыку, эти электронные свечки из бискотти, которые постоянно переворачиваешь, вечный наташин смех, интонацию маши, когда она говорит слово «прелесть», сбарро и черный бакарди, виски и новый год, стук трех пар каблуков по паркету четвертого этажа, бесконечный чай и рис в граблях, дождливый сокол, балкон через ту железную дорогу, очереди в милк, сидеть на плечах у славы, умолять ваню рассказать что-то мне, материть холод, стрелять черные мальборо, красный плед темирязевского леса, кидать все с дашиного балкона, мерзнуть у метрополиса, посиделки с игрой на расстроенной гитаре, пласибо по вебке, полазки, от которых зубы стучат и дрожат колени, актовый зал после уроков — в общем, москву.

смысл в глазах

на протяжении всей первой январской недели я могу увидеть море, даже не вставая с кровати. достаточно каким-нибудь утром повернуть голову — и от лазури начинает рябить в глазах. вы бы все, небось, на кого не плюнь, все бы променяли, чтобы не мерзнуть в москве-питере-нижнем, а хоть час погреться на тропическом солнце, да? забирайте. какое же здесь все ненастоящее. люди улыбаются тебе, как дети, получившие новую игрушку в подарок на какой-нибудь очередной праздник, и говорят тебе что-то из ряда «мама, спасибо, ты у меня самая лучшая!», на самом деле думая что-то типа «лучше бы она была другого цвета». не говоря ничего, люди умудряются врать тебе, глядя в глаза. забирайте. я обещаю, что это мой последний пост о бесконечной любви к столице. но то, что я люблю больше всего — так это огни тверской, дворы китай-города, суету вокзалов, давку метро, типичные девятиэтажки спальных районов, безлюдные улицы субботними утрами, все хамство прохожих: я все это люблю безразмерной любовью. заберите меня, пожалуйста, я очень устала.

разводные мосты

питер — это папа, а москва — мама, и ты конечно же живешь со строгой матерью, остервенелой женщиной под сорок, вечным скептиком, повидавшим жизнь, неугомонной карьеристкой, нетерплющей ожиданий и так цинично относящейся к своим, а в общем-то и чужим мужчинам, и к жизни вовсе. а к папе ты ездишь, повезет, если на какие-нибудь праздники, а то и раз в год вовсе, и он встречает тебя прямо с вокзала улыбками и объятиями, а дома — мороженным каким-нибудь вкусным, или свежей выпечкой с чаем, показывает тебе фотки, которые он сделал сам: «а вот и ночной финский залив, пошли посмотрим прямо сейчас?», и ты соглашаешься. ты бежишь сломя голову, а уехав, шум воды еще долго звенит в ушах.

для

"ладно, - говоришь ты себе, - кошелёк, чемодан, вокзал я и не такое видал, я из худшего вылезал бог меня наказал меня предал мой полный зал но я все доказал я все уже доказал"

снег белый, потому что он забыл свой цвет

…и я просыпаюсь. около меня стоит миниатюрная девушка с серебряным подносом. на подносе рюмка, в рюмке — естественно не вода, водка. во мне не только водка, еще смятение с помесью тошноты. - ты кто? - спрашиваю. голос звучит как-то отдаленно. пусто. и противно. - я — время, - говорит время. - а почему тебя так мало? - было много, но проебали. - а. насквозь что ли? сидеть к тому моменту было уже непросто. голова напоминала гирю, она и была гирей, и я опять легла. - а где мы, время? - спрашиваю, ибо абсолютно не вкуриваю о своей дислокации. - что, не вдупляешь? в пространстве. - а оно где? - где-то. она решительно переставала мне нравиться. - короче, такситсту объяснить сможешь? снова хмыкнула. - разберись как-нибудь сама. и ушла. как? понятия не имею. так, в общем-то, я осталась без времени. или, если угодно, так мое время ушло. а попросту — так я проебала свое время.

Теги: полночный бред

случайности не случайны

скоро тут снова что-нибудь появится. не отписывайтесь. с наступившим.

спасибо.

я не умею разлюбить — только полюбить кого-то еще. все эти бывшие всегдашние, а теперь лишь дальние, копятся где-то внутри, не то, чтобы в сердце, скорее где-то в костной ткани, по всему организму, формируют скелет. оттачивают. я могу идти по улице и вспомнить, вот, мол, здесь мы шли тогда-то с тем-то, и вихрь из запахов, фоток и чувств не остановить. и так всегда. и будет всегда. и то, что зацепило меня в том или ином мужчине никуда не девается, да и не денется никуда. ни от чего не зависит же. вообще. подруги отмеряют время после праздников, выходных, дня покупки нового платья, посиделок в нашем кафе; я отмеряю как-то «после того, как мы с ним расстались..» или «когда мы с ним начали встречаться…» ну вы поняли. я люблю любить: краски становятся ярче, изображение четче, взгляды острее, а музыка громче.

tonight

и вроде бы все уже нормально, звонки опять разрывают телефон, ключи постоянно падают, и от этого звона закладывает уши, зимними утрами так сложно просыпаться, и становится вдруг так тесно, что аж до тошноты, и было бы очень смешно, если бы не было так не смешно, а вот ты сидишь улыбаешься, я обожаю эту улыбку, сразу спокойно становится, этого никто не может ощутить, и это, наверное, дурно, и мысли мои дурные, ведь вечерами стыдно за них и за слова, музыка все теснит плеер, а это так, нескончаемый поток мыслей, в котором никто ничего не помет, значит все так, как должно быть, значит все хорошо.

we can burn brighter than the sun

мы молоды, красивы, и нам не о чем жалеть.

oooh

Знаете, это как сидеть на премьере фильма с собой в главной роли, и быть выведенной за десять минут до конца, так и не увидев, чем все закончится. Все повторяется. Это как изливать людям душу, выворачиваться наизнанку, показывая все нутро перед ними, когда в ответ они лишь кивают и улыбаются. Как говорить через звукоизолирующее стекло — тебя видят, но не слушают. Пристрастия и привычки начнают меняться сами по себе, без воздействия внешних факторов, просто так. Обыденные вещи просто перестают быть таковыми, в один момент. Меняются. А люди все не слушают.

Наверное, что-то во мне.

мы как будто случайно встретились

…и не пиши мне больше, пожалуйста, не пиши. никакой ведь души не хватит. усталой моей души.

такие дела

обидно, когда ты отдаешь людям все, а они тебе — ничего. просто тупая обида, а нервы сдают, терпение лопается и руки опускаются. полная апатия. не хочется абсолютно ничего, оставьте меня наедине с книгами, гитарой и плеером. спасибо, до свидания.

!!

…ты помнишь начало у причала, безудержно сердце стучало, секунд в минуте казалось так мало, я вот забыл. это было вчера, а теперь дверь вон там — до свиданья, мне надоело искать оправданья поступкам и словам своим.

coldplay

yeah the truth is, that i miss you so.

Мари.

«…Я обязательно вышлю тебе книгу, случилась тут у меня одна. Люди смеются, им нравится, и становится так хорошо, что я совсем забываюсь. В особенности забываюсь, если пропустить бокал вина. Или чего покрепче. А вообще, я много езжу, езжу по городам, вон, Бостон, минус один город мечт. Здесь все по-другому, понимаешь? Даже асфальт, и тот, кажется совсем отличается от нашего! Когда-нибудь я сюда перееду. А помнишь, год назад, сидели у меня на крыльце, много смеялись, ты в моей шапке, ну помнишь? Когда мы еще так сидели? А? Славно. Ах, да, я вышлю тебе книгу. Можешь даже поискать стихотворения о… Ну ты понял. Конечно ты понял. Надеюсь, твои дела прекрасно. Мари.» Девушка откладывает ручку, уголок к уголку складывает лист бумаги в три части и опускает письмо в конверт. Одиннадцатый такой конверт похоронен в нижнем ящике стола. «Если когда-нибудь их будет под полсотни, я буду иметь полное право считать себя свихнувшейся. Жаль.» Конечно же, она не отправила это письмо. И десяток предыдущих вместе с десятком последующих. Но Мари стало легче. Нет, правда. И писать стихов, а тем более писем, не хотелось.

Зима.

Чтобы достигнуть полной эйфории, достаточно лишь прижаться лбом к окну автобуса после тяжелого дня. Происходящее вокруг начинает собираться в водоворот, создавая необъятный калейдоскоп бликов неописуемой красоты. Начало ноября. Снег. У машин работают дворники и подогрев сидений, я люблю наблюдать из автобусов и трамваев за водителями, у меня вообще есть отвратительная привычка наблюдать за людьми. Заглядывать в окна первых этажей. В книги читающих пассажиров метро. Прижавшись к стеклу, мысли теряют фокус, точку отсчета, и в один момент — оп! - пропадают. Как по щелчку ручки, затвору фотоаппарата, хлопку ладоней. И эйфория здесь, в таком забытье. Я выхожу из автобуса, холодный воздух бьет в лицо, моментально вытаскивая меня из водоворота бликов сюда, на мокрый асфальт. Я вытягиваю руку, в ладонь падает первая снежинка. Пришла зима.

мне нужен повод рвать телефонный провод

…делиться нечем, делиться не с кем, а вечер нанизал фонари на лески, проблески света на моем пути в переплетении веских причин уйти.

1|2|3|4|5|6|7|8|9|10